Вести Москвы, Сергей Щенников, 9.03.2020

«Заправлены в планшеты космические карты, и штурман уточняет в последний раз маршрут. Давайте-ка, ребята, споёмте перед стартом, у нас еще в запасе четырнадцать минут». Именно эта песня звучит на сцене Театра Мост перед началом спектакля-дилогии «Есть ли жизнь на Марсе?» художественного руководителя театра Евгения Славутина.

Первая часть дилогии поставлена по пьесе Владимира Войновича «Фиктивный брак». Поэтому логично, что написанная им же песня «Четырнадцать минут до старта», стала лейтмотивом спектакля. Эта песня Войновича была настоящим хитом и «гимном советской космонавтики», её пели в космосе сами космонавты, её цитировал Хрущёв при встрече героев космоса. Эта песня и другие советские шлягеры в исполнении Майи Кристалинской и Эдиты Пьехи призваны погрузить зрителей в атмосферу начала 70-х, также как предметы того времени: лампа с абажуром, радиола, проводной телефон с наборным диском, эмалированный чайник, деревянные лыжи, плакат с улыбающимся Гагариным. Квартиру с таким интерьером можно было встретить в любом советском городе, но при появлении двух героев мы понимаем, что дело происходит в столице, а сами герои — москвичи, испорченные квартирным вопросом. Хозяин квартиры  Отсебякин (Алексей Нестеренко) только что сочетался фиктивным браком с малознакомой ему женщиной Надей (Марианна Лемешко). Довольно распространённый московский сюжет, но только причиной заключения брака стала не московская прописка, а более глубокие причины, связанные с общей неудовлетворённостью жизнью. Инженер-электрик Отсебякин недоволен тем, что его холостяцкий статус лишает его даже скромных бонусов, доступных советскому человеку: его заставляют бесплатно отрабатывать сверхурочные за женатых сослуживцев, лишают продуктов, выделяемых по разнарядке его отделу — зачем холостяку курица, если у коллеги двое детей и диабет? «Меня как холостого на демонстрацию послали, — жалуется Отсебякин. — Я ещё Громыко на палке нес. Так вот на демонстрацию послали меня, а курицу Трошину распределили!»

И, наконец, Отсебякину — передовику и практически кандидату в члены партии («одно изобретение, шесть рацпредложений, имею рекомендацию в партию!») — отказывают в командировке в Анголу, где можно оказать братскую помощь африканцам и заработать на автомобиль. А вдруг он, неженатый, останется за рубежом невозвращенцем? Да и Наде нужна не прописка и квадратные метры, а возможность купить по справке из ЗАГСа обручальное кольцо и покрутить им перед носом хахаля Витьки, который не хотел брать её замуж. Мол, ты думал, что я никому кроме тебя не нужна, а это видел?

И такая нелепая встреча двух неустроенных по жизни «одиночеств», казалось бы, должна привести к такому же нелепому расставанию. Да и гимн космонавтов постоянно намекает на неминуемую разлуку и расставание, после которого останутся только следы на пыльных тропинках далёких планет. Но оказывается всё не так мрачно, когда пред неминуемым расставанием ещё есть в запасе «четырнадцать минут» и возможность откровенно поговорить по душам…

Во втором акте созданная Евгением Славутиным машина времени отправит зрителей в ещё более сложное путешествие во времени по рассказу советского писателя-фантаста Кира Булычёва “Можно попросить Нину?” Неожиданно образовавшийся телефонный мостик во времени соединит человека из семидесятых с подростком из военных сороковых, заставит их обоих иначе оценить своё прошлое и будущее.

Популярный когда-то риторический вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?» объединил две эти непохожие новеллы очень разных писателей. И понятно, что создателей спектакля интересовали не марсиане с их садами, а простые советские люди, жившие в нашей стране в то время, когда принято было уделять больше внимание жителям Марса и Анголы, чем жизни своих собственных граждан. Но МОСТ вспоминает далёкую историю нашей страны с искренним интересом, без глумления и пренебрежения. Не все московские театры умеют совершать такие путешествия во времени в наше прошлое с таким тактом и любовью. Уже за это хочется поблагодарить потрясающих актёров и весь коллектив театра. А ещё за долгое лирическое послевкусие спектакля и даже за навязчивый мотив и слова полузабытой песни из прошлого: «Но ни одна планета не ждёт нас так, как эта, планета дорогая по имени Земля…» Ведь как бы то ни было, а другой планеты и другого прошлого у нас нет.



Возврат к списку