Шестидесятые на перемотке

Artifex, Илья Голубев
Описание спектакля «4 Любы. Оттепель» с официального сайта театра МОСТ:

«Главный герой сценического романа режиссёра Георгия Долмазяна — Воздух. Кислород, который проникает в законсервированную советскую действительность начала шестидесятых голосами Политехнического, музыкой Эллы Фицджеральд, фильмами итальянского неореализма. В мульти-жанровом портрете времени сплетаются видео-арт и поэзия шестидесятников, иммерсивный театр и вербатим, «стихийный» танец тела и stomp dance. Воздух выхватывает из толпы четыре женских лица, 4 Любы в перипетиях эпохи. Между влюблённостями в поэтов и растерянностями перед внезапным новым миром, который пьянит ароматом свободы и вседозволенности. Но что делать с этой свободой? Как успеть поверить в её неслучайность? Если на горизонте уже заскрежетали танки «пражской весны»…»

И добавить тут совершенно нечего. Описание честно говорит – давайте поностальгируем, улетим на час в «хрущевскую» эпоху. Лично я к такому формату отношусь прохладно. Ностальгия ради ностальгии тормозит развитие, когда ты не черпаешь вдохновение из прошлого, а, наевшись «вспоминашек» грустно мажешь краской бледно-зеленую траву. Но так как один из моих постоянных критиков сказал, что в последнее время я начал слишком высокомерно смотреть на вещи, пока опустим. 

Иммерсивная часть спектакля сделана очень мило. Четыре Любы все время до третьего звонка будут бегать среди зрителей, искать киномеханика и пытаться стрельнуть лишний билетик. А персонал пытается выставить их из зала, даже жалко девушек. Поэтому, когда Люба (Елена Плужникова) попросила лишний билетик у меня, я с радостью предложил ей свой, час постоять – не поле перейти. Моя любезность, однако, принята не была. Скорее всего, потому что рядом стояла еще одна Люба (Анастасия Сысоева), но, в любом случае, ситуацию решить было можно. С пресс-секретарем театра МОСТ мы дружим, места для двух любознательных девушек точно бы нашлись, да и стояла она не в Люберцах, всего этажом ниже. Я было убедил их оставить нелегальности и решить ситуацию полюбовно, как подбежала третья Люба (Ксения Берелет) и забрала моих Люб с собой. И любо вам сидеть на чужих местах! В общем, любообилие вокруг меня все-таки привело меня на место, указанное в билете. Хотя я не любитель раскалывать актеров в образе, проработку захотелось проверить.

Спектакль составляет набор коротких рассказов о выдающихся личностях и событиях той эпохи, которые проходят через четырёх Люб, они являются представительницами молодежи с горящими глазами. Тексты хроникальные и авторские. Здесь будет и Юрий Гагарин, и Рудольф Нуреев, и Юрий Визбор, безмолвной тенью за ними бродит Никита Хрущев, Екатерина Фурцева надменно ворчит, а манекенщицы Dior балетно прогуливаются. Прозу сменяют стихи и песни, актерские выступления — архивными кадрами. Сюжет охватывает «хрущевский» период правления, время надежд и свободы, когда культурная жизнь била ключом и распахивала закрытые двери. Повествование выглядит рассказом дочери Никиты Сергеевича, — второе режиссерское решение, помимо главных героинь. За счет документальности спектаклю удается передать ту атмосферу теплоты и душевности, однако легко достичь такого результата, когда играет Булат Окуджава, а сзади на экране проигрывается «Июльский дождь».

А на ней все заканчивается. Каждая личность стала жертвой маленького хронометража, жертвой «упоминания». Например, Рудольф Нуреев. Только его исполнитель Андрей Рогозин набирает нужный градус, и захватывает зал, как танцор уже эмигрировал и рассказ кончился. Танцор явно требует больше пяти минут для своей истории. Этим страдает вся повествовательная часть, сделанная в эстетике литературного театра, она смотрится не драматургией, а подборкой фактов. Был Гагарин, был Хрущев, был Визбор и что это значит? Что в шестидесятые было хорошо?

Именно. «4 Любы. Оттепель» — спектакль-ностальгия, о чем и свидетельствуют те «Браво!», которыми награждали актеров на поклоне. Человек, идущий на спектакль с желанием узнать больше о том времени, получит общеизвестные знания, когда аплодирующие люди жили в ту эпоху, им не нужно детального рассказа. Только при упоминании какой-либо личности у них возникает ассоциативный ряд. Я же принадлежу к другой аудитории, мне, в первую очередь, бросилась в глаза недвусмысленная параллель с нашим временем. В финале Георгий Антонов читает стих Булата Окуджавы «Вселенский опыт говорит…», что после эпизода «пражской весны» наталкивает на конкретные моменты.

Но вот спектакль кончился, а Любы предлагают зрителям остаться. Руководство театра МОСТ впервые решило использоваться свое пространство для променада, в качестве презентации зрителям планов на новый сезон. Прогулка представала путешествие по трем актерским читкам, расположенных в закулисных местах здания, и это великолепное решение! Коридорчики театра МОСТ в полутьме так подходят для триллеров по Лавкрафту или Эдгару По. Грех не использовать! Премьер ожидается три. «Русская народная почта» расскажет историю Ивана Жукова, который очень любит получать письма. А пишут ему не абы кто: директор телеканала, космонавт, президент. Все очень любят и переживают за него, интересуются здоровьем. Наблюдает за этим его главный адресант — Смерть. Премьера — конец ноября-начало декабря. В спектакле «Пиросмани. Праздник одиночества» Нико Пиросмани общается с персонажами его картин. Художника может обидеть каждый, даже нарисованные им люди, которым не нравится его взгляд. Но вдруг, появляется странная девушка, которая тоже является персонажем Нико, хотя тот твердо уверен, что ее не рисовал. Премьера — весна 2020 г. Режиссер обоих спектаклей — Георгий Долмазян.

Помните тот бурный всплеск, когда вышел «Чужой против Хищника»? А как насчет Казанова против Дон Жуана? Такой бой ожидается в спектакле «Уроки любви»? Дон Жуан в городе, и, чтобы перестать бояться за целомудрие своих женщин, горожане используют метод «клин клином». Режиссер — Евгений Славутин. Премьера — 13 и 14 ноября.

Возврат к списку