Рецензия на спектакль «Вальпургиева ночь», театр МОСТ. Живём в белой горячке

Plugged in, Наталия Алейнова, 08.07.2019

Почём нынче Курильские острова? А вы готовите себя к подвигу? Почему в 1970 году ЮНЕСКО не отметило две тысячи лет со дня кончины египетской царицы Клеопатры? Какими только вопросами ни задаются в театре МОСТ герои спектакля «Вальпургиева ночь» с подзаголовком «Безумная больница в трёх отделениях»! На сцене не то пациенты психбольницы, не то знатоки интеллектуального клуба, а разговоры похожи на новостные заметки современных средств массовой информации, цитаты из философских трактатов и воспоминаний о советской эпохе.

В основе спектакля пьеса Венедикта Ерофеева «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» – знаковая для театра МОСТ. В 1989 году, ещё до публикации пьесы в советской печати, на сцене Студенческого театра МГУ (предшественника театра МОСТ) вышла первая её постановка, одобренная самим Ерофеевым. Спустя 30 лет режиссёр Евгений Славутин выпустил вторую версию спектакля, приурочив её к 80-летию со дня рождения автора. По словам режиссёра, текст Ерофеева оказался пророческим, и ставить пьесу вновь интересно и актуально.

Главный герой этой истории Гуревич, человек образованный, с широким кругозором, оказывается в психиатрической клинике, это уже не первая его «ходка». Причина – банальное пьянство. В закрытой густонаселённой палате, в обществе людей, страдающих от различных недугов и несправедливостей, то и дело сталкиваясь с грубостью и жестокостью больничного персонала, этот интеллигент рассуждает о судьбах мира, «маленьких» людях и государственных машинах, сетует на жизнь и оптимистически верит в лучшее.

Сюжет органично вписывается в камерный зал театра МОСТ с белыми стенами: они воплощают и стерильность медучреждения, и белую горячку Гуревича, и чистоту собравшихся в палате людей – они не преступники, чтобы держать их взаперти, а всего лишь больны или кому-то неугодны. На сцене – спартанский быт палаты, а молодые актёры азартно воплощают её разношёрстных обитателей: у них своеобразная система взаимоотношений, своего рода иерархия. Происходящее в палате временами напоминает шутовство и скоморошество, в которое вклиниваются угрюмые люди – санитары и врачи, готовые, например, полечить от того, что кто-то «немножко поэт».

В белой горячке Гуревича, сопровождаемой комментариями его приятелей по несчастью, узнаётся современная жизнь с планами захвата мира, с авианосцами НАТО, с опасностью за каждым углом – наши ньюсмейкеры из телевизора словно сошли со страниц Ерофеева. Сложно поспорить с формулой, что «в каждом российском селении есть придурок», или подвергать сомнению факт, что за некоторую квалифицированную работу «платят ровно столько, сколько Родина сочтет нужным». Никогда не прекратятся пересуды о том, «как дурнеют в русском народе нравственные принципы» и так далее.

Действие разворачивается в Вальпургиеву ночь – ночь с 30 апреля на 1 мая, когда по поверьям разгуливается нечистая сила. Будто под её влиянием Гуревич совершает поступки, роковые для всех обитателей сумасшедшего дома, а доносящиеся под утро сквозь больничные стены звуки первомайского парада отнюдь не вселяют уверенности, что там, за стеной, нормальная жизнь. Наоборот всё больше побеждает тезис, что жизнь – сплошной сумасшедший дом, способный довести до белой горячки кого угодно. 



Возврат к списку