Солнечное сплетение судьбы

МОСПРАВДА, Мария Чемберлен, 07.05.2019

Удивительна судьба спектакля «Вальпургиева ночь» Венедикта Ерофеева, премьеры этого сезона в театре МОСТ. Дело в том, что спектакль был поставлен тем же режиссером, Евгением Славутиным, еще 30 лет назад, при жизни автора. Первая постановка состоялась на сцене Cтуденческого театра МГУ. В то время пьеса Ерофеева еще не получила разрешения на выход в свет, но была уже поставлена режиссером с одобрения самого автора.

События пьесы относятся к началу 80-х годов. Переплетение жанровых и смысловых ходов, замаскированные цитаты, гротескные отсылки к античным авторам и современным философам, советские агитационные штампы, возведенные в абсолют абсурда, и предсказания, уже ставшие действительностью XXI века.

Ерофеевский текст не стареет, за исключением некоторых геополитических точек (вместо можно подставить, например, Сирию) все страшно узнаваемо, очень смешно и действительно страшно. За три действия спектакля ты словно пьешь и веселишься с главными героями в безумной Вальпургиевой ночи и просыпаешься к свинцовому отрезвляющему рассвету, который мало кто увидит.

Ближе всего это, конечно, к знаменитому роману Кена Кизи и фильму «Пролетая над гнездом кукушки», к его советской версии. Фильм был снят в 1975 году, «Вальпургиева ночь» опубликована в 1985-м в Париже. Мог ли автор видеть фильм или читать роман, который вышел еще раньше, в 1962 году? Или это гениальное совпадение, как все в судьбе Венедикта Ерофеева, странной и трагичной.

Вот только первые 40 лет его жизни. Детство Венедикт провел по большей части в детском доме в городе Кировске на Кольском полуострове. Окончил школу с золотой медалью. Учился на филологическом факультете МГУ, в Орехово-Зуевском, Владимирском и Коломенском педагогических институтах, но отовсюду был отчислен. Долгое время жил без прописки, был разнорабочим, грузчиком, бурильщиком в геологической партии, сторожем в вытрезвителе, снова грузчиком, рабочим ЖКХ стройтреста, монтажником кабельных линий связи, лаборантом паразитологической экспедиции по борьбе с окрыленным кровососущим гнусом (Средняя Азия, 1974), редактором и корректором студенческих рефератов в МГУ, сезонным рабочим в аэрологической экспедиции, стрелком ВОХР.

Весь этот богатый опыт, лексику, наблюдения за персонажами, горечь скитаний и надменную любовь к возвышенному слогу и воплощает, кажется, главный герой «Вальпургиевой ночи» Лев Гуревич. В исполнении двадцатишестилетнего актера театра МОСТ Георгия Антонова он получился смесью Джека Николсона и Марлона Брандо – элегантный, философствующий, бессовестный и страдающий, с навечно застывшим на лице недоуменным вопросом: «Что я здесь делаю?!» В этой психбольнице, в этой стране, в этой жизни?

Актерский ансамбль психов советской лечебницы тоже хорош и красочен, от деда Вовы (Юрий Огульник) до кудрявого балагура – старосты палаты Прохорова (Андрей Рогозин).
Театр МОСТ всегда берет за душу именно этим – невероятной сплоченностью труппы, детским почти азартом, с которым они рассказывают о самых иногда трудных темах. В случае с Ерофеевым это максимально совпало – его тексты по-подростковому легки и по-шекспировски многослойны, в них все отчаяние застойного, душного времени и безумное, в буквальном смысле, веселье обреченных.

Танцы и песни этой «одной абсолютно счастливой палаты» – отдельный вставной номер спектакля, украшающий эту постмодернистскую трагикомедию или, как называл ее сам Ерофеев, трагическую паранойю с летальным хеппи-эндом.





Возврат к списку