Георгий Долмазян: «Моя "Поминальная молитва" — о любви»

Мир Новостей, 22 декабря 2018
На главном событии уходящего года — церемонии вручения Международной зрительской Премии «Звезда Театрала» — публика выбрала лучшие театральные работы сезона. Вручение наград состоялось по традиции в первый понедельник декабря на сцене театра Вахтангова. По итогам интернет-голосования зрителей на сайте премии в номинации «Лучший спектакль малой формы» победила «Поминальная молитва» театра МОСТ. В интервью для «Мира новостей» режиссёр Георгий Долмазян рассказал, в чем секрет успеха этой сценической версии знаменитой пьесы Горина и что было самым сложным в работе над постановкой.

- Ваши спектакли были трижды номинированы на премию «Звезда Театрала». Почему победила именно «Поминальная молитва»?

- Три года назад, в 2016 году, был номинирован спектакль «Чехов», и я очень волновался. Всё утро готовил речь и был абсолютно уверен, что мы победим. В следующем году зрители выдвинули в шорт-лист премии спектакль «4 Любы. Оттепель», и на церемонии я решил поменять тактику — ничего не готовил. Тоже не сработало.

В третий раз, в этом году, я вообще ни о чем не думал. Когда объявили, что побеждает «Поминальная молитва», я был последним человеком, который это услышал. Но очень обрадовался, потому что «Звезда Театрала» — народная премия, а без зрителя театр не имеет смысла.

Для меня автор, актер и зритель — это три кита театра. Роль режиссёра — организовать их встречу и сделать так, чтобы она изменила жизнь людей. Каждому зрителю я желаю найти спектакль, через который он научится любить. У человека должна быть большая любовь.

- Как возникла идея создания «Поминальной молитвы»?

- В 93-м году я увидел «Поминальную молитву» в «Ленкоме» в постановке Марка Захарова. С этого спектакля началась моя большая влюбленность в театр: я впервые почувствовал, каким красивым и мощным он может быть. Я, конечно, не думал, что когда-нибудь поставлю «Поминальную молитву». Но пьеса Горина всегда оставалась для меня особенной.

Прошло почти 25 лет. Внезапно при выборе материала я почувствовал, что пришло время для этого произведения. Спектакль «Ленкома» уже стерся из памяти, и стало ясно: моя «Поминальная молитва» — о любви.

Когда у человека есть любовь, он ничего не боится. Беды, которые происходят в «Поминальной молитве», пережить невозможно. Героев спасает только большая любовь.

Сейчас уничтожается институт семьи, межчеловеческих отношений. Люди перестали верить во что-либо. Поэтому «Поминальную молитву» было важно поставить именно сейчас. Зрители посмотрят ее, и вдруг что-то в их мировоззрении изменится.

И потом, Григорий Горин — большой автор. За легкой формой, часто водевильной, скрываются глубокие смыслы.

- Как проходила работа над спектаклем? Что было самым сложным?

- Я распределил роли уже на первой читке. Возникли сложности только с одной — Священника. Для нее нужен был особый актер. Совершенно случайно судьба свела меня с замечательным артистом Андреем Михайловым. Нас познакомили на одном спектакле в ГИТИСе, мы вместе дошли до метро и разговорились. И я понял — вот он. Человек с чистой душой.

- Актёры не сопротивлялись, когда пришел человек со стороны?

- Андрей уже два года в театре, играет в нескольких спектаклях и по-прежнему находится в хорошем состоянии дебютанта. «Поминальная молитва» собиралась благодаря вот таким случайностям. Я очень рад, что актёры полюбили друг друга и их союз состоялся.

- Какая сцена была самой трудной с точки зрения режиссёрской работы?

- Их было две. Первая — финальная. У Горина она заканчивается ремаркой: «Все смеются и плачут». В этой сцене чего-то не хватало. Да, герои смеются и плачут, но как они могут уйти, если в этой деревне — могила матери?

Решение пришло внезапно. Когда герои еще не в дороге и уже не дома, появляется Голда, благословляет их и отпускает.

Вторая — это сцена в церкви. Я очень долго не мог найти нужное решение: не люблю, когда на сцене возникают иконы и кресты. Спектакль был почти готов, оставалась только встреча Тевье и Священника. Мы сделали прогон без этой сцены, я отпустил всех актеров. Расслабился, дал волю подсознанию… И увидел, что встреча должна происходить между крестом и алтарём — в колокольне.

- Какие следующие задачи вы ставите для себя?

- В постановке, над которой я работаю сейчас, все актёры горят одной идеей. Как писал Товстоногов, перед подготовкой к работе нужна такая доза художественного яда, чтобы ее хватило на весь постановочный период. На первой читке актёры должны забыть, кто какую роль будет играть и заразиться идеей режиссёра. Иначе спектакль не состоится.

Мы снова сталкиваемся с проблемами, но творческий яд уже есть, и он дает силы.

Премьера будет в сентябре.

Возврат к списку