А им дано предугадать, как слово Театра отзовется.

Театральный мир, Наталья Газиева, ноябрь 2015
Ну, разве не парадокс, что один из старейших  публичных театров Москвы  

(в 2006 году отметил свое 250-летие), является одним из самых молодых

театров столицы, поскольку основу коллектива театра составляют студенты и

недавние выпускники  МГУ.

     А  разве не парадоксально, что с самодеятельным театром  были связаны

такие мэтры российской культуры и искусства, как Ролан Быков, Сергей

Юткевич, Марк Захаров, Ия Савина, Алла Демидова, Владимир Войнович,

Людмила Петрушевская, Алексей Бородин, Геннадий Полока, Владимир

Мотыль, Михаил Левитин, Иосиф Райхельгауз, Валерий Фокин, Роман

Виктюк, Петр Фоменко,  и многие, многие другие не менее талантливые

люди.

   Еще один парадокс – студенческий театр становится первым и пока

единственным в мире государственным учреждением культуры.

  И, наконец, говоря о парадоксальности  бытия Студенческого театра МГУ

Мост, нельзя не заметить того факта, что на фоне множества

профессиональных театров Москвы, безуспешно борющихся за своего

зрителя, – в этом театре всегда аншлаги!

    Вот в таком удивительном театре я на днях посмотрела не менее

удивительную поэтическую фантазию Художественного руководителя театра

Евгения Славутина на тему пьесы Эдмона Ростана «Сирано».

    Вкус, интеллект и талант – вот  составные спектакля «Сирано». Спектакль

не нов, ему уже семь лет, но именно абсолютно свежее его дыхание

чувствуется с первых мгновений погружения в действо. Черно-белая

минималистическая сценография, черно-белые стилизованные костюмы,

черно-белая проекция на заднике – все вторит Сирано (Илья Кожухарь),

отделяющему тьму от света. В отличие от всех трактовок этого образа

другими артистами, его Сирано не похож на всех остальных совсем не

величиной своего носа, который, кстати, показан лишь в начале, как маска на

лице героя.  Его герой просто другой,  та самая белая ворона, которую

отличает от остальных вовсе не окрас оперенья. Отважный и дерзкий,

порывистый и резкий, любящий и нежный он служит ее Величеству Красоте

его Роксане. Той самой Музе, что была у Петрарки - Лаура, у Тургенева -

Полина Виардо, у  Достоевского - Аполлинария Суслова, у  Бодлера -Жанна

Дюваль…

     Вещают же герои текст, написанный самим Славутиным. Сохранив в

основном сюжет пьесы Ростана, Евгений Иосифович вкладывает в уста своих

героев текст, максимально приближенный к молодежной аудитории и

делает он это просто мастерски, ни на йоту не снижая планку «великого и

могучего русского языка». Взять хотя бы финальный монолог Сирано.

Поверь, любимая! И через сотни лет!

В заснеженной Москве какой-нибудь студент

В возлюбленной своей увидит образ твой.

И я  в его душе воскресну вновь живой!

Любимая! Жизнь пронеслась как ветер,

Твоя любовь навек порука в том,

Что я так счастлив был на этом свете,

Как, дай мне Бог, счастливым быть на том!

Да, им дано предугадать, как слово Театра отзовется, поскольку каждое

слово в этом спектакле веско и доходчиво как по смыслу, так и по подаче.

Возврат к спектаклю