Вечерняя Москва, Виталий Ракитянский, 15.12.2017

Громкая дата никак не повлияла на актеров, на протяжении всех десяти лет, что спектакль проходил в театре, они отменно отыгрывали свои роли. И этот день не стал исключением. Спектакль очень насыщен эмоциями, актеры превосходно вживаются в роли, от чего зрители в восторге. Несмотря на трагичность пьесы, постановка наполнена юмором. Каждый найдет в этом что-то свое, что-то личное, что не оставит его равнодушным.

Зал был заполнен людьми, несмотря на то, что в постановке участвуют молодые люди, на них приходят посмотреть зрители всех возрастов. Многие приходят не в первый раз, например, одна девушка рассказала, что пришла посмотреть на игру актеров аж в шестой, так сильно ее поразило происходящее на сцене.

После спектакля состоялась пресс-конференция, в которой приняли участие главные действующие лица: Илья Кожухарь, исполняющий роль Сирано; Анна Славутина, сыгравшая Роксану, любовь поэта; Ленар Нигов, исполняющий роль Кристиана и Дмитрий Чуриков в роли графа де Гиша. Кроме них на сцене присутствовал художественный руководитель театра, Евгений Славутин.

- Профессия актера немножечко подлая. Играешь другого человека, говоришь не свои слова, и в этом есть много фальшивого.. поэтому, когда на сцену выходит чрезвычайно порядочный и образованный человек, он приковывает к себе внимание и располагает зрителя. Женщинам особенно нравится наш Сирано - Илья Кожухарь, он очень честный, это чувствует зритель.

Илья Кожухарь:

- До того, как мы переехали в театр МОСТ, мы выступали в театре Джигарханяна. Всем известно, что отличительной особенностью Сирано является его большой нос, и раньше мы обыгрывали этот момент, используя накладной. Прошло много времени, и необходимость в этом отпала. В произведении история про нос проходит через все произведение, однако, мы решили сократить некоторые сцены, где упоминается нос. Дело в том, что мы сделали это сознательно, ведь эта история в первую очередь о несчастной любви. Безусловно, мой герой оставил мне нечто вне сценической жизни. Научил меня в некоторые моменты «оголять нерв» по отношению к миру. Оставил это умение поэта видеть красоту мира, любить и ценить его.



Возврат к спектаклю