Московская правда, Анна Попова, 09.01.2003
В театре МОСТ (бывший Студенческий театр МГУ) — премьера. Спектакль «Милая Шура» по повести Татьяны Толстой. В Студенческом театре в 1985 году уже ставили рассказы Толстой «Соня» и «Спи спокойно, сынок». А недавно стало известно, будто бы писательница запрещает переносить свои сочинения на сцену. Впрочем, главный режиссер МОСТа Евгений Славутин получил особое разрешение. «Запрещаю всем, кроме тебя», — сказала ему Татьяна Толстая.

Впрочем, это лишь предыстория. Трогательный, сентиментальный спектакль, по сути дела моноспектакль (рассказчиком и главной героиней в нем выступает Людмила Давыдова) удивляет и ошеломляет. Кажется, у театра началась светлая полоса. После «Я с нею познакомлюсь» по пушкинскому «Каменному гостю» это первая заметная работа. И если причина в авторах, то МОСТу надо срочно задуматься о пополнении репертуара.

«Милую Шуру» в программке называют ретро-мюзиклом. Конечно, тут есть доля лукавства. Что спектакль — ретро, с этим не поспоришь. Но насчет мюзикла погорячились: песни, звучавшие с летних площадок в середине прошлого века, создают особый флер, но никак не могут претендовать на модный ныне жанр.

Героиня — бабушка Александра Эрнестовна, та самая милая Шура, почти ровесница века. Она пережила троих мужей («последний был, знаете, не очень...»), сохранив дореволюционные манеры и воспоминания о жизни в целую эпоху.

От ее рассказа щемит сердце. От того, что до сих пор сожалеет, что не уехала в Крым к влюбленному в нее, но, увы, небогатому человеку. От того, что коридор от ее комнат до кухни невообразимо длинен и лежит мимо двадцати трех запертых коммунальных дверей. От того, что, когда милой Шуры, Александры Эрнестовны, не станет, все ее драгоценные воспоминания окажутся на помойке.

Кроме этой милой старушки, в спектакле есть еще один не менее важный персонаж — Слово. Именно так, с большой буквы. Поскольку проза у Толстой объемна и зрима и заслуживает отдельного упоминания. Такое — редкость в эпоху повального косноязычия и лексикона, достойного Эллочки-Людоедки. Хочется сказать: так нынче не пишут. Но ведь подобное понятно, что называется, без слов.

Рассказчица, исполняющая этот бенефис для Слов, так искренне сочувствует Александре Эрнестовне и так жарко пересказывает ее жизнь, что зрители из обычных слушателей превращаются в наблюдателей, пассажиров, прилипших к вагонному окну при подъезде к вокзалу. Что там? Куда повернет сюжетная колея?

Добрый спектакль из прошлого с полузабытыми песнями в исполнении Марианны Лемешко и Сергея Демьяненко и многоликим Юрием Огульником (он играет всех троих мужей Александры Эрнестовны и старуху-соседку) заканчивается, как старый черно-белый фильм. Мальчики и девочки в белых костюмчиках и беретах вместе с Людмилой Давыдовой поют «Веселья час и боль разлуки...» Светлая и печальная история, в которой очень важны Слова.

Возврат к спектаклю