Браки совершаются на небесах

Новые известия, Анастасия Томская, 2012

Театр МОСТ, который славится трепетным отношением не только к тексту, но и к зрительским чувствам, поставил крошечную пьесу Владимира Войновича про двух одиноких людей.

«Фиктивный брак» — классическая история из советских времен о том, как холостого инженера не пускают за границу, и приходится ему спешно подыскивать себе жену. За ужином (дефицитные шпроты, немножко водки, горячий чай) вдруг выясняется: брак-то может стать и не фиктивным. В окружении маленьких и таких знакомых мелочей — радиоприемник, пробка в эмалированной ручке крышки чайника, лампочки под абажуром — два человека с искалеченными душами и жизнями оттаивают также, как их руки и носы после прогулки по морозу. Тесная выгородка — несколько стен и входная дверь, диван, обеденный стол, придвинутый к единственному ложу — вот и получилась типовая квартира в Беляево. Тесная, с низкими потолками, и на всем лежит отпечаток тоскливого холостяцкого быта, пусть налаженного, но одиночество проглядывает сковь каждую деталь, тусклым лучиком света скользя по медной чеканке — профилю Ильича.

Неловкость ситуации неожиданно сменяется честным и открытым разговором, во время которого двое взрослых и совершенно незнакомых людей понимают, что фиктивный брак — только способ какого-то небесного ангела познакомить их как следует. Странно, но спектакль — хотя зрители, бывает, смеются! — на самом деле не смешной, даже не ироничный. Смех возникает от стеснения, вспыхивает и гаснет почти мгновенно — чтобы не помешать, не дай Бог, двум закрытым людям обрести  друг друга. Сатирическая одноактовка в трактовке МОСТа неожиданно превращается в психологическую тонкую драму, без намека на сарказм или обличение каких-нибудь недостатков.

Вот Надя (Марианна Лемешко) снимает теплый платок и сосредоточенно поправляет примятую прическу, точно в правильном распределении локонов — смысл ее жизни. Старенькая юбка, худое пальтишко, руки без перчаток окоченели, и бутерброд со шпротиной для Надежды — деликатес, но у зрителя нет и не может быть к ней ни жалости, ни насмешки, ни пренебрежения. Щемящее сочувствие и — понимание. Все женщины чуточку Надежды, пусть в мехах и духах — неважно.  Вот Отсебякин (Алексей Нестеренко) изо всех сил хозяйничает, кипятит чайник, залихватски-суетливо открывает водку, украшает ломтик хлеба тщедушными рыбками... И ведь тоже — в каждом мужчине, будь он хоть председателем правления банка, есть такой вот Отсебякин — испуганный, нелюбимый, зажатый.

Как и подобает врачу, безжалостно, но с любовью режиссер Евгений Славутин разбирается в хитросплетениях характеров, судеб и комплексов. И слезы Нади, и сердечный приступ Отсебякина — все это необходимые этапы на пути к оживлению сердца. МОСТ — один из немногих московских театров, умеющих вспомнить историю страны без насмешки или пренебрежения, но с любовью, как свое собственное прошлое, которое просто было — и спасибо ему за это. Не расковыривая зарубцевавшихся швов от прошедших операций, артисты и режиссер говорят не о стране, не о фиктивных браках, не о политике, а о единственно возможном и интересном — о людях, которыми совсем недавно были и мы.



Возврат к спектаклю