Ирина Большакова: «НАША МИССИЯ — ПРЕДОСТАВЛЯТЬ МОЛОДЫМ ТАЛАНТАМ ВОЗМОЖНОСТЬ ТВОРЧЕСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ»

30.12.2018
30 декабря директор театра МОСТ Ирина Большакова отмечает 75-летний юбилей. В интервью Ирина Александровна рассказала, в чем заключается миссия театра и как из маленькой студенческой студии он преобразовался в государственный.

— Как появился театр МОСТ?

— Наш театр МОСТ родился почти 20 лет назад ( в следующем сезоне мы будем отмечать наш скромный юбилей) из недр театра МГ, и те традиции, которые там складывались на протяжении многих лет, когда студенческий театр работал под руководством Ролана Быкова и в эпоху после него, стали предпосылками для создания профессионального театра.

— Вы возглавили театр МГУ 33 года назад. Под вашим руководством он преобразовался в государственный театр МОСТ. Какие именно предпосылки помогли этому превращению?

— Прежде всего — это нацеленность на творческий результат. Этот театр всегда был чрезвычайно популярен. А в эпоху перестройки, накануне которой я пришла в театр, он стал принимать участие в большом количестве международных фестивалей, (иногда мы выезжали по 4 раза в сезон) с блеском выступал, получал призы и награды, хвалебные отклики в прессе и на телевидении.

По существу, когда зашла речь о том, чтобы сделать этот театр профессиональным, вопрос о том, готов ли он стать профессиональным, уже не стоял. Собственно, он даже уже и не возникал. Потому что довольно странно считать самодеятельным театр, куда публика валит валом и стоя аплодирует! Более того, многие выдающиеся деятели культуры, в том числе зарубежные, такие как Ванесса Редгрейв, Кшиштоф Занусси и другие, очень высоко оценивали результаты работы студенческого театра МГУ.

— Главная отличительная черта театра МОСТ?

— Театр у нас особенный, он — обучающий. Тут мы, можно сказать, строго следуем завету Станиславского, считавшему, что «начинающий артист, посвящая себя сценическому искусству, прежде всего должен позаботиться о своем образовании, развитии и воспитании». Ежегодно мы набираем в учебные студии студентов разных московских вузов, которые хотят попробовать себя еще и на сцене. Те из выпускников студии, которые решают связать свою судьбу с театром, после этого получают второе высшее образование — театральное и вливаются в основную, профессиональную часть труппы.

— Как технически осуществлялся переход театра в разряд профессиональных?

— Что касается технической стороны, то тут сошлись во времени внутренняя готовность и внешние политические обстоятельства — пришло время перестройки, время принятия смелых решений в самых разных областях. Когда мы обратились в правительство Москвы, там, как оказалось, о нас были хорошо наслышаны, отчасти еще и благодаря …большой и скандальной истории, в которую театр тогда попал: сценическое помещение на Моховой у театра было отнято и он остался без площадки. В нашу защиту выступило все театральное сообщество Москвы и огромное количество деятелей культуры (только Никита Михалков встал на сторону религиозной общины, которая стремилась занять это здание в самом центре столицы).

Эта волна защиты поднялась достаточно высоко и в правительстве Москвы были в курсе, что вот этот известный и любимый народом театр остался без возможности продолжать свою работу. Тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков подписал постановление о преобразовании Студенческого театра МГУ в государственный театр МОСТ и параллельно было принято еще одно решение – построить собственное здание театру МОСТ. Это был знак очень высокой оценки деятельности театра. К сожалению, вторая позиция, о строительстве здания, не смогла реализоваться, но нам дали небольшое помещение на Большой Садовой, дом 6, в котором мы счастливо работаем по сей день.

— Если другие студенческие театры решат повторить опыт МОСТа, как вы считаете, какие усилия им придется предпринять?

— Надо сказать, что от момента нашего обращения в правительство Москвы весь процесс создания необходимых постановлений и принятия решений занял один год. Считайте, что это произошло молниеносно! И вот сейчас, когда мы видим, как бюрократическая система с каждым годом становится все более неповоротливой, тяжелой и непроходимой, за год не то что здание построить, бумажную волокиту не осилить!

— Если оглянуться назад и окинуть взглядом всех прошедших через МОСТ актеров, как менялись поколения?

— Если оглянуться назад, то понимаешь, что талантливые молодые студенты приходят как волны, накатывают целой толпой и не знаешь из кого выбрать! Так было, например, когда в театральную студию на учебу одновременно поступили Алексей Кортнев, Максим Галкин и Валдис Пельш. Если говорить о сегодняшних наших актёрах, то по возрасту это дети тех наших первых выпускников.

Да, «дети» разительно отличаются от «отцов»! Поколению 80-х и 90-х важнее всего было реализовать себя самого и свой собственный творческий потенциал, они действовали как индивидуумы, мало соотнося себя с окружающими. Современные студийцы интегрированы в какой-то всеобщий творческий процесс! Они ощущают себя людьми огромного и прекрасного мира. Они отлично образованы, начитаны, постоянно путешествуют по странам, которые и не снились их предшественникам. Они спокойнее и мудрее!

Таким образом, идея, что в театре должны работать люди высокообразованные, живет в нас как завет Ролана Быкова и Станиславского.

Читайте новости о юбилее на сайтах "Мира женской политики" и "Вечерней Москвы":

Возврат к списку